Прогноз погоды

Сейчас читают

  • Сейчас в сети никого нет

Блог

<< < назад вперед > >>

Касымовы и Кенесарины

 Кенесары (1802-17-25.05.1847) Сын Касыма, сына Аблая. Правил в 1841-1847. Участвовал в восстании своего брата Саржана Касымова. Попал в плен Тащкентцам. Отсидел один год в зиндане, пока кокандский хан Мадали, не освободил его. После смерти Саржана он становиться главой антироссийского восстания. С самого начала восстания казахская знать разделилась на два противоборствующих лагеря: часть их, обласканная правительством, опираясь на поддержку колониальной администрации, добивалась сокрушения своих политических противников, добиваясь различных привилегий от омской и оренбургской администраций. Непримиримым противником Кенесары являлся старший султан Акмолинского округа Коныркулжа Кудаймендин, яростную борьбу против восставших вели султаны-правители Младшего жуза Ахмед и Мухаммед Жантюрины, султаны Айшуаковы. После перехода Кенесары в Жетысу непримиримой позиции в отношении восставших придерживались сыновья Абылай-хана Али, Суюк, Адил, родственники самого предводителя освободительной борьбы. Большую часть из 27 биев, султанов, позднее поддулами орудий подписавших обязательства «извещать» российское правительство о появлении повстанцев, составляли потомки Абылая, управлявшие в этот период многочисленными родоподразделени-ями Жетысу. Несмотря на противодействие части старшин, биев, султанов, в т.ч. Среднего жуза, Кенесары Касымову удалось объединить под свои знамена значительную часть казахских родов трех жузов. Порой численность войск Кенесары доходила до 20 000 человек. Ядро восставших составляли рядовые кочевники Среднего жуза. С 23-летнего возраста, активно участвуя в освободительном движении под предводительством Саржана, убедившись в двойственной позиции коканд-цев, приведшей к гибели братьев и отца, Кенесары отказался от переговоров с кокандским кушбеги, притеснявшим казахов низовья Сырдарьи, хотя поддерживал дружественные отношения с бухарским эмиром, порой снабжавшим его порохом, оружием. В восстании кроме родовых объединений Среднего жуза, приняли участие роды Младшего жуза шекты, жагалбайлы, табын, алшын, шумекей, жаппас и др., Старшего жуза - уйсун, дулат и др. В числе предводителей отрядов были знаменитые народные батыры: Агыбай, Иман (дед Амангельды Иманова), Басыгара, Ангал, Жанайдар, Жауке, Сураншы, Байсеит, Жоламан Тленшиев, Бухарбай и др.
Военные действия Кенесары начались весной 1838 г. с осады и сожжения Акмолинского приказа. Коменданту крепости войсковому старшине Карбышеву и старшему султану Акмолинского округа полковнику Коныр-кулже Кудаймендину с трудом удалось выбраться из сожженной крепости. Вскоре восставшие переместились в район Тургайских степей. В письмах к оренбургским чиновникам Кенесары объясняет этот шаг своим желанием, перекочевав ближе к Оренбургу, облегчить ведение переговоров. Фактически же энергичный султан задался целью: распространить восстание на просторы Младшего жуза, непосредственно примыкавшие к России, где в 1836-1838 гг. произошло восстание под руководством Исатая Тайманова. Торткары, шумекей, табыны и другие роды, предводительствуемые батыром Жоламаном Тленшиевым, присоединились к восставшим. Движение охватило и Младший жуз. Переговоры, как и следовало ожидать, результатов не дали.
В сентябре 1841 г. влиятельные бии, султаны трех казахских жузов избрали Кенесары Касымова ханом казахской земли. Казахская государственность была восстановлена. Осенью 1841 г. восставшие осадили крепости Сузак, Жанакорган, Ак-Мечеть, Жулек, где были дислоцированы значительные силы кокандцев. Взятие нескольких кокандских укреплений вдохновило борцов за свободу. Даже роды торткары и чик-ли (шекты), кочевавшие вдали от главных очагов движения, известили о признании его всеказахским ханом.
Вероломное убийство в 1836 г. кокандскими правителями его брата Саржана, одного из предводителей восстания казахов в предыдущий период, предательская казнь в 1840 г. отца, Касыма-торе, а также своих братьев султанов Есенгельды, Алжана и других потомков Абылая, также ожесточили антикокандскую позицию предводителя движения.
Государство, созданное ханом Кенесары, было традиционным, распространявшим свою власть на всю территорию Казахстана, исключая районы вдоль линии Иртыша, Ишима, Урала, где довольно прочно утвердилась колониальная власть империи.
Был упорядочен сбор налогов: зякет для скотоводов, ушур для хлебопашцев. Продолжение кровавых столкновений с царскими отрядами требовало материальных и иных средств, что, естественно, привело к увеличению налогового бремени.
Торговая политика Кенесары претерпела значительные изменения. Видя, что пошлины от купеческих караванов приносят значительные доходы, хан прекратил их разграбление, лично принимал порой караванбаши, облагая дополнительными налогами тех, кто уклонялся от уплаты пошлины за провоз товаров.
Прежнее государственное устройство было значительно реорганизовано. Ханский совет, как высший совещательный орган, состоял из преданных интересам народа батыров, биев, султанов, родственников. Но решающий голос оставался за самим Кенесары. В ханский совет вошли, в основном, люди, верные интересам освободительной борьбы, проявившие личную отвагу, дипломатические способности, еше в то время заслужив народное признание как умные и тонкие политики.
Став во главе ханства, Кенесары более решительнее, чем прежде, продолжил борьбу за освобождение казахских земель. Взятием кокандской крепости Сузак Кенесары намеревался не только расширить район военных действий, но и отомстить за гибель своих близких.
До 1843 года правительство воздерживалось от использования против восставших крупных контингентов регулярной армии, предпочитая погасить основные очаги антиколониального движения казачьими частями. К тому же до 40-х годов XIX в. высокопоставленные военно-административные чины не теряли надежды подавить общенародное движение «нравственными убеждениями и не прибегая к оружию, что соответствовало бы милосердным чувствам Его величества».
Подписывая резолюцию о том, что в «одном государстве не может быть другого государства», Николай I 27 июня 1843 г. санкционировал крупномасштабный военный поход против Кенесары. Отряд войскового старшины Лебедева в числе 300 человек должен был стать передовой ударной силой, позднее численность его отряда достигла 1900 человек; в августе 1843 г. была снаряжена вторая группа во главе с султанами А. Жанториным и Б. Айшуаковым. Сражение противоборствующих сторон 7 августа 1843 г. не дало правительству желаемых результатов. Вооруженная группа во главе с полковником Бизановым, не встретив основных сил восставших, возвратилось в Орскую крепость. Кенесары, хорошо знавший край, перешел в наступление и в ночь с 20 на 21 июля 1844 г. наголову разбил отряд султана Жанторина. Войсковой старшина Лебедев за медлительность и неоказание немедленной помощи был отстранен от командования военным отрядом. Вдохновленные победой, основные силы Кенесары 14 августа 1844 г. атаковали станицу Екатерининскую, сожгли предместье, форштадт, 40 человек взяли в плен.
Правительство стремилось теперь вытеснить хана Кенесары из Оренбургского края, построив несколько укреплений в районе Аральско-Сырдарь-инского бассейна. Зажатый с двух сторон, Кенесары был вынужден оставить Сарыарку и перенести центр восстания в Старший жуз.
Сибирские же власти с целью упредить прибытие отрядов Кенесары в регион под видом проведения переписи населения и скота направили в Жетысу значительные военные силы с артиллерией под командой председателя Сибирского Пограничного управления генерала Вишневского.
Приход хана Кенесары в Жетысу вызвал глубокий раскол среди населения. Пожалуй, не было ни одного крупного родоподразделения, не испытывавшего влияния общенародного движения. Это и побудило генерал-губернатора В. Д. Горчакова распорядиться созвать летом 1846 г. в Лепсы-Каратальском районе съезд старшин, султанов, знатных биев, влиятельных волостных управителей с целью под гром орудийных залпов продиктовать им выгодное для правительства соглашение, которое осудило бы антиколониальное движение и под угрозой привлечения к суровой ответственности побудить казахскую аристократию выразить солидарность с позицией официальных властей, направленной на политическую изоляцию хана и вытеснение его повстанцев из пределов Старшего жуза.
Летом 1846 г. Кенесары занял полуостров Камал на побережье оз.Балхаш, откуда он намеревался расширить свою базу за счет привлечения новых аулов с целью оказать карательным отрядам отчаянное сопротивление. Десятитысячный отряд хана с несколькими орудиями представлял собою внушительную силу. Имевшие боевой опыт по предыдущим стычкам с карательными соединениями, восставшие были неплохо вооружены.
Огнестрельные орудия для них изготовляли семь хивинских мастеров, примкнувших к ним в период активной борьбы с Кокандским ханством.


Комментировать
0
3 апр 10, 16:18 Виктор Долматов 0

Касымовы и Кенесарины

 Находясь в Жетысу и оторванный от районов продовольственного обеспечения, хан по-своему решил проблему снабжения своих аулов хлебом: Кенесары держал в плену «500 кибиток уйсуновцев», отказавшихся повиноваться ему, которые «должны были сеять и убирать для них хлеб». Географическое положение Кенесары было не очень выгодным и поэтому он перешел со своими аулами на правый берег р.Или и соединился с отрядами султана Рустема Абулфеисова. Находясь в Жетысу, Кенесары отправил к кыргызским манапам двухтысячный отряд для сбора зякета с местного населения. Первые же стычки показали решимость кыргызских родов не подчиняться диктату казахского хана. К тому же главные кыргызские манапы, предупрежденные о появлении в регионе крупных вооруженных сил с неясными намерениями, успели сколотить отряды для противодействия. Из двухтысячного отряда «возвратились человек до тысячи нагие и пешие, и объявили о совершенном поражении, и они спаслись бегством».
Достижение первоначальной цели - подчинение себе тянь-шаньских кыргызов, части Старшего жуза, зимовка на р. Чу, затем летовка на Уч-Ал-маты, - становилось все более маловероятным. Его стремление заручиться согласием Цинского Китая на кочевки в его восточных пределах было обусловлено намерением Кенесары избежать кровавых столкновений с кыргызами. Двигаясь вверх по р.Или, он направился с многочисленными аулами в глубь китайской территории, остановившись на Уйган-Тасе, откуда отправил к синьцзянскому правителю посольство в составе султана Ху-дайменды Саржанова, бия Чуктара Бактыбаева и Суйдак-ходжу с просьбою «о дозволении кочевать на его землях», на что последовал отказ. Тогда Кенесары отправил киргизским манапам Жантаю, Ормону письмо следующего содержания: «Цель моего прихода сюда не враждовать и проливать кровь, а соединить киргизов и каракиргизов в одно... и, вообще, освободить от притеснений кокандцев...». Однако ему не удалось осуществить свои мирные намерения; к тому же слухи, распространяемые в кыргызских аулах его противниками о якобы его намерениях «уничтожить род каменных киргизов», а также неуважительное отношение к кыргызским посланникам ужесточили противодействие последних. Главные манапы Жантай Карабеков, Ормон Ниязбеков, согласовывая свои действия с есаулом Нюхаловым, «решились действовать отчаянно - погибнуть самим или его уничтожить».
Тем временем, отряды Кенесары, ввязываясь в мелкие стычки на чужой земле, не добились коренного перелома. К середине апреля 1847 г. кыргызам удалось объединить основные силы. Численное преимущество было явно на стороне противников казахского хана. Решающее сражение произошло между 17 и 25 апреля 1847 г. в глубоком ущелье, недалеко от современного Токмака, где кыргызам удалось заманить казахских сарбазов в ловушку. Гористая местность не позволила хану использовать свое преимущество, трудно было максимально действенно использовать огонь легких пушек, которыми он располагал. Испытанная в многочисленных сражениях конница, удачно действовавшая в степных просторах, также была лишена возможности развернуться. Неравная битва в течение трех суток источила силы казахов; положение усложнилось внезапным отступлением и уходом с поля сражения отрядов султана Рустема и бия Сыпатая. Кенесары и более 30 султанов попали в плен, остальные «раздробились и разбежались во все стороны». В плен к кыргызам попало более тысячи сарбазов, с неслыханной жестокостью преданных смерти. На третий день после плена Кенесары был казнен манапом Калигулом Алибековым, награжденным позднее за это царским правительством серебряной медалью.
«За истребление сего мятежника» главные кыргызские манапы Ормон Ниязбеков, Жантай Карабеков, его брат Калыгул Алибеков, султан Рустем Абулфеизов, бий Сыпатай Мурзагельдин были щедро награждены царским правительством. Через шесть лет после гибели Кенесары при отборе претендентов на должность старшего султана Старшего жуза кандидатура Рустема Абулфеизова была отвергнута «ввиду прежних его неблагонадежных поступков». Череп Кенесары до сих пор храниться в России и, несмотря на усилия некоторых ученных, еще не выдан Казахстану.
Имел две жены, от которых было восемь сыновей; от первой жены Кунимджан: Джапар, Тайшик и Ахмет, от второй жены Жаныл-ханым, взятой вдовой: Омар, Осман, Абубакир, Сыздык (Садык) и Сыгай (Жегей).
Дети Кенесары:
В год гибели отца, 1847 году, Тайшику было только 20 лет, а Сыздыку - 10, Ахмету всего 5 лет, остальные были и того младше. После смерти отца они вернулись в Туркестан, подчинились кокандцам, участвовали на их стороне в борьбе с русскими отрядами, в нападениях на Верный, в сражении у Узун-Агача в 1860 г.
Сыздык позже перешел на службу к бухарцам и хивинцам, воевал с русскими в Средней Азии, а Тайшик и Ахмет перешли на сторону русских. Тайшик погиб в битве с кокандцами в 1863 году, Ахмет с 1867 года служил младшим помощником начальника
Чимкентского уезда, умер в 1888 году. Сыздык позже вернулся на родину, жил в
Чимкентском уезде, у р. Арысь, близ развалин Хан-Коргана, бывшей ставки его прадеда Аблая. 3 мая 1851 года управитель Алтаевской волости Акмолинского окрута Утебай Бабыков обратился к русским властям с заявлением об угоне его лошадей, верблюдов и овец и просил выслать отряд для преследования барымтачей. Почти сразу же (через два часа) после заявления волостного, отряд в составе 25 казаков выступил из Актауского укрепления. Командовал отрядом сотник Рыбин. На подмогу казакам волостным управителем Утебаем и бием Косыбаем Бабыковыми были снаряжены несколько казахов, которые, хорошо ориентируясь на местности, и помогли обнаружить временную стоянкуугонщиков. Между последними и их преследователями завязалась перестрелка.
«Только один из них был отрезан, - говорится в представленном после завершения операции рапорте сотника Рыбина, - оказавшийся главноначальствуюций над шайкою, окруженный со всех сторон и израненный штыками и пиками, схвачен... и сознался волостному управителю Утебаю Бабыкову, что он сын Кенесары Касымова – Джафар. Ему было 19 лет. Он был сослан в Березин. Кокандцы пытались путем переговоров освободить его. По всей видимости он умер в Березине.
Азимхан Кенисарин (?-1937) Сын Ахмеда, сына Кенесары (См. Средний жуз). Отец Азимхана Ахмед-Султан Кенесарин работал переводчиком при местном уездном начальнике. По окончании службы ему была назначена пенсия в 750 рублей. Сам Азимхан работал в Шымкенте гидротехником. В 1937 году он был репрессирован как внук хана и сын служителя уездного начальника и расстрелян.


Комментировать
0
3 апр 10, 16:16 Виктор Долматов 0

«Очерки истории Алматы»

  1000-летний Алматы?

О ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ АЛМА-АТЫ

О
  древней истории Алма-Аты написано немного. Тем больший интерес представляют результаты исследовании Алма-Атинского археологического отряда института «Казпроектреставрация», уже несколько сезонов работающая по заданию Казахского общества охраны памятников истории и культуры. Отрядом впервые проведено обследование городской территории и прилегающих к ней земель с целью выявления, учета и паспортизации памятников древности. В результате открыты неизвестные ране поселения, важные для реконструкции древней истории Алма-Аты. Полученная археологическая информация в совокупности с уже известными науке данными постепенно раскрывает многовековое прошлое района, где находится столица Казахстана.

 

Большое количество разнообразных памятников древности, расположенных на территории города раньше и частично сохранившихся до наших дней, случайные находки и материалы раскопок свидетельствуют о том, что освоение человеком района г. Алма-Аты и ее пригородов произошло в глубокой древности. Благоприятные природно-климатические условия местности стали важным фактором постоянного обитания здесь человека на протяжении нескольких тысячелетий.
Судя по археологическим находкам, предгорья Заилийского Алатау были обитаемы с эпохи неолита.
Самые ранние следы появления человека в пределах современной Алма-Аты относятся к III—II тысячелетию до н. э. Этим временем датируется полированная каменная мотыга, найденная на ул. Кашгарской накануне войны. Мотыга лежала на глубине 1,5 м в лессовом слое, перекрытом толстыми галечными наносами.
В различных местах города и прилегающих к нему районах (Малая станица, Ботанический сад, урочище Медео, дом отдыха «Турксиб») обнаружены случайные находки орудий труда и предметов быта II–начала I тысячелетия до н. э.
Долгое время эти находки носили случайный характер. Наконец, в 1984 году археологи института «Казпроектреставрация» на северной окраине столицы обнаружили поселение X—VIII вв. до н. э. Поселение занимало верхнюю площадку высокого мыса. Функционировало сравнительно короткий промежуток времени. Его обитатели жили в округлых, слегка углубленных в землю легких жилищах. Занимались скотоводческо-земледельческим хозяйством. На поселении найдены глиняные горшки, ладьевидной формы зернотерки, каменные песты, терочники и другой бытовой инвентарь. Жители поселения имели связи с земледельческими племенами Средней Азии — носителями культуры «расписной керамики».
Находки бронзового века во многих районах предгорий Заилийского Алатау, и, в частности, в районах Алма-Аты являются фактом заселенности этой территории во II—I тысячелетии до н. э. племенами андроновской культуры и поздней бронзы.
Наиболее значительными и впечатляющими археологическими памятниками Алма-Аты и ее окрестностей последующего времени являются курганы раннего железного века, оставленные племенами саков и усуней.

Комментировать
0
3 апр 10, 16:00 Виктор Долматов 0

«Очерки истории Алматы»

 

Саки являлись наследниками культур эпохи бронзы. Племена саков жили с VIII в. до н. э. по первые века н. э. в Казахстане, Средней Азии, Восточном Туркестане, Афганистане. Курганные могильники саков занимают огромные территории предгорных долин Заилийского Алатау. Они сосредоточены к востоку, западу и северу от Алма-Аты; в районах Талгара, Иссыка, Тургеня, Кегеня, Каскелена, Узун-Агача, Чемолгана, Дмитриевки, Бурундая и т. д. Величественные курганы (крупнейшие из них достигают высоты 16—18 м, диаметра 90—100 м) тянутся цепочками вдоль террас и по краям сухих русел.
Территории Алма-Аты и ее ближайших окрестностей в свое время были так же районом сосредоточения «царских» и рядовых погребений саков. Множество курганов этой эпохи располагалось в Тастаке, Большой и Малой станицах, в районах плодоконсервного комбината, Аксае, по берегам рек Большой и Малой Алматинок, Весновки, Карасу и других местах. Но постепенное расширение городской территории, интенсивная ее застройка и реконструкция привели к тому, что большинство курганов уничтожено, срыто и застроено частными и современными жилыми массивами. О местах расположения древних курганных некрополей теперь можно судить лишь по старым планам города, литературным источникам и воспоминаниям старожилов. Как показало обследование городской территории в 1984—86 гг., здесь не сохранилось ни одного кургана в «чистом», т. е. непотревоженном виде. А общая численность их составляет чуть более полутора десятка.
При раскопках сакских захоронений Алма-Аты и ее окрестностей, а также при случайных обстоятельствах, нередко находят отдельные предметы и целые клады уникальных высокохудожественных изделий сакской культуры: бронзовые котлы, жертвенники, курильницы, оружие (кинжалы, наконечники стрел), удила, браслеты, глиняную посуду и зернотерки. Эти находки свидетельствуют, что район Алма-Аты и прилегающие к ней земли были местами постоянных стойбищ сакских племен. А наличие мощных курганных некрополей, формировавшихся не одну сотню лет, позволяют считать Семиречье одним из центров их расселения.
До недавнего времени поселений второй половины I тысячелетия до н. э. в пределах Алма-Аты известно не было. Алма-Атинским археологическим отрядом проведены раскопки на остатках поселения III—II вв. до н. э., расположенного в районе аппаратно-студийного комплекса Казахского телевидения. Поселение занимало естественную возвышенность между ул. Тимирязева и пр. Аль-Фараби, по ул. 6-й Кирпично-Заводской. Раскопки показали, что это было полуоседлое поселение типа постоянного сезонного стойбища или кочевья. При раскопках найдены зернотерки, терочники, керамическая посуда, пряслица, кости животных. В нижнем слое памятника обнаружены очаги. Основным занятием было скотоводство. О занятии земледелием говорит огромное количество зернотерок. Остатки такого типа поселений и аналогичная керамика известны в других местах города (РУРТ, район автостанции «Таугуль», склон г. Кок-Тюбе на левом берегу р. Казачки).
После того, как сакский племенной союз распался, политическая гегемония и земли Семиречья, Южного Казахстана перешли к племенным объединениям усуней и кангюев. У них были поселения — зимовки со стационарными жилищами, сооруженными из камня или глины.
В усуньское время на территории Алма-Аты и ее окрестностей находилось несколько поселений. Одно из них располагалось на правом берегу р. Весновки, на территории совхоза «Горный гигант». Здесь в 1936 г. были раскопаны зольники, обломки глиняной посуды с сетчатыми отпечатками. Поселение относилось к I—III вв. н. э. Аналогичная керамика была обнаружена в районе аэропорта. В начале 70-х гг. на территории совхоза «Горный гигант» было найдено ювелирное украшение IV—V вв., что говорит о наличии здесь жизни и позднее.
Все это говорит о значительной концентрации и долговременном обитании населения в районе Алма-Аты и ее окрестностей в первой половине I тысячелетия н. э.
Во второй половине VI в. земли современного Казахстана стали частью владений Тюркского каганата. В раннее средневековье Семиречье последовательно входило то в одно, то в другое государственные образования, возглавляемые тюркскими правителями. Время распространения и господства тюрков в Семиречье оставило своеобразные археологические памятники — тюркские курганы VI—IX вв. Еще в конце XIX в. окрестности города были усеяны курганами малой и средней величины, часть из которых имела каменные изваяния. Каменные изображения людей неоднократно находили в предгорьях Заилийского Алатау, в том числе, и в районе Алма-Аты (территория Ботанического сада, юго-западная окраина города между реками Весновка и Б. Алматинка). Захоронения тюркского времени раскопаны археологами на юго-восточной окраине центральной усадьбы с-за «Алатау», ныне вошедшего в пределы города, а также в районе аэропорта.
В IX—X вв. на предгорьях Заилийского Алатау и в Илийской долине, позднее чем в других районах Казахстана, образовались средневековые поселения и города.
В IX—X вв. на месте Алма-Аты и ее окрестностей находилось несколько небольших поселений.
В XI—XII вв. они превратились в крупные поселения, или даже небольшие городки.
Остатки этих поселений еще наблюдались в конце XIX в. и в 20-е гг. нашего столетия. К сожалению, своевременно они не были изучены и постепенно «поглотились» городской застройкой и по существу утеряны для науки, напоминая о себе случайными находками. Наиболее раннее поселение с материалами IX в. располагалось на правом берегу р. Весновки на территории совхоза «Горный гигант». Здесь в 1939 г. были исследованы две усадьбы, окруженные земляными валами. Раскопки обнаружили жилой комплекс с очагом из камней, обломки тандыра. Среди находок — бусы из сердолика, железные ножи, обломки столовой, кухонной и хозяйственной керамики.

Комментировать
0
3 апр 10, 15:57 Виктор Долматов 0

«Очерки истории Алматы»

На территории «Горного гиганта» находилось еще одно средневековое поселение. Расположено в горах на правом берегу р. Каменки (участок бригады №2). Занято садами и посадками клубники. На поверхности поселения в большом количестве валяются фрагменты керамики X—XII вв., жернова.
Более крупными и по-видимому поздними были поселения, расположенные в междуречье Весновки и Малой Алматинки, при выходе их с гор в долину, и на территории Ботанического сада.
Первое поселение было осмотрено в 1922 году археологом В. Д. Городецким. Тогда еще сохранялась топография памятника.
Поселение занимало площадь около 1,5 кв. км. На поверхности были заметны следы построек а виде фундаментов из речных валунов, земляные валы 15x25 м, 18x40 м. Хорошо прослеживались остатки оросительных систем и древних полей. В окрестностях поселения были найдены куски крупных керамических сосудов, жернова, металлические предметы. В наши дни на месте поселения находятся погранучилище, дома, дачи, проложены асфальтированные улицы. В 1978 г. здесь были обнаружены остатки кузнечной мастерской, от которой сохранился кузнечный горн в виде сооружения цилиндрической формы диаметром 2 м. Рядом находилась яма-хранилище, где лежали глиняные сосуды, крицы и готовые изделия — топоры, кетмень, наконечник пахотного орудия. В 1984 г. Алма-Атинским археологическим отрядом собран подъемный материал — фрагменты керамики кругового изготовления с волнистым орнаментом, куски жерновов. Поселение датируется XI—нач. XIII вв.
Несколько раз находили средневековые сосуды на территории Ботанического сада. Внешних признаков поселения здесь не сохранилось. Археологический памятник спланирован и распахан, занят участками цветоводства. На пашне в северо-западном углу сада часто встречаются обломки глиняной тонкостенной посуды, сформованной на круге. В 1969 г. в этом районе случайно обнаружен клад керамики — два хума, пять кувшинов, баночка с двумя ручками и два поливных сосуда. Керамика характерна для XI—нач. XIII вв.
Из случайных находок средневековья на территории г. Алма-Аты заслуживают внимания печь для обжига хумов (третий участок кирпичного завода №3) и водопроводные керамические трубы (угол улиц Масанчи и Пастера).
В окрестностях Алма-Аты (юго-западный угол п. Заря Востока) сохранился один из характерных памятников городской культуры Северо-Восточного Семиречья XI-нач. XIII вв. — торткуль. Торткуль расположен на правом высоком берегу р. Теренкара и относится к типу городищ-убежищ. Представляет собой трапециевидный в плане (230x320 м) четырехугольник стен (валов) с башнями по периметру. Валы шириной 12 м, высотой 1,7—2,5 м. С трех сторон окружен рвом шириной 52 м, глубиной 1,5 м. В середине северной стены сохранился въезд с башнями по углам, радиусами 6 м. Внутренняя поверхность городища почти ровная. На ней встречены обломки посуды, изготовленной на круге и ручной лепки.
Поселения на месте Алма-Аты, как и другие оседлые центры Северо-Восточного Семиречья; образовались на трассах караванных дорог. В районе г. Алма-Аты и Талгара подгорное направление Шелкового пути разветвлялось на несколько степных дорог, ведущих на Восток. Выгодное расположение, конечно, не могло не сказаться на росте и укреплении поселений. Известно, что в X веке торговый путь по Илийской долине заметно оживился. В этот период Семиречье стало частью владений государства Караханидов (942—1212 гг.). Время их правления характеризуется резким подъемом экономической и культурной жизни оседлых центров. В X—XII вв. города выросли численно и территориально. В них мостятся улицы, проводятся керамические водопроводы, строятся бани. Подъем благоустройства наблюдался не только в крупнейших городах типа Отрара, Испиджаба, Тараз, но и «молодых», удаленных от этих знаменитых городских центров. Раскопки городища Талгар показали, что его улицы в конце XI—нач. XIII вв. мостились камнем.
В XI—нач. XIII вв. выросли и поселения района Алма-Аты. Одно из них позднее стало называться Алмату. Город с таким названием упоминается в источниках начала XVI в. (Бабур) и локализуется исследователями на месте современной Алма-Аты. Известный востоковед В. В. Бартольд считал, что до XVI в. Алмату в источниках упоминается под другими названиями. Ответить на вопрос, какой из археологических памятников является остатками Алмату, сложно. Археологи В. Д. Городецкий и А. X. Маргулан полагают, что это — поселение в междуречье р. Малой Алматинки и Весновки.

 

Таким образом, археологические материалы говорят, что Алма-Ата возникла не на пустом месте, а в районе, где издревне жили люди. Территория города хранит культурные напластования разных эпох, племен и народов.

© Ф. ГРИГОРЬЕВ, археолог
Опубликовано в газете «Горизонт», 24 декабря 1988 г.

© 1996-2008 Lyakhov.KZ — Большая энциклопедия Казнета

Комментировать
0
3 апр 10, 15:52 Виктор Долматов 0

«Очерки истории Алматы»

 Город Верный

МОЙ ГОРОД У ГОР, ТЫ — ЕДИНСТВЕННЫЙ

К
огда едешь по трассам Алма-Ата — Нарынкол или Алма-Ата — Бишкек, мимо проплывают удивительные по красоте предгорные равнины, с одной стороны ограждаемые непрерывной цепью вонзающихся в небо разноцветных гор, а с другой — степью, полупустыней, уходящей за горизонт. Возвышенная эта местность с незапамятных времен привлекала племена и целые народы, шедшие через Семиречье (или, правильнее сказать — Многоречье) на запад и на восток, на север и на юг. Природа в этих краях богата, разнообразна. Предгорные степи благодаря обилию солнца, воды и благоприятному климату отличаются плодородием и дают обильные урожаи, богатые травостои позволяют несметно плодить скот.

 

До нашей эры

 

Эти места известны людям уже не одно тысячелетие. В эпоху поздней бронзы, за тысячу лет до новой эры, здесь находились оседлые поселения, жители которых занимались земледелием и скотоводством. Есть свидетельства, что уже тогда между районами Ферганы и Семиречья существовали контакты. Из китайских и арабских старинных рукописей известно о существовании за пять веков до новой эры на территории нынешней южной столицы древних сакских поселений. На протяжении многих веков уже новой эры, по свидетельству генуэзских купцов, путешествовавших по Великой тропе, городище Алмату служило станцией на торговом пути из Европы в Китай.
Само название местности, а потом и города, возникло не случайно. С самых незапамятных времен в предгорьях Заилийского Алатау людей, шедших по Шелковой дороге, привлекали обширные заросли дикой яблони, которая во время цветения преображала местность. Это яблоня-дичка, являющаяся прародительницей более чем шести тысяч сортов яблонь. Ее генотип — самый древний и имеет, по утверждению биологов, большую силу. Генетические ресурсы нашей яблоньки-дички могут быть источником генов устойчивости для селекции. Но вторая половина ХХ века принесла ей ощутимую угрозу: бездумная вырубка яблоневых лесов в предгорьях постепенно приводит к исчезновению алмы-праматери.

Комментировать
0
3 апр 10, 15:08 Виктор Долматов 0

«Очерки истории Алматы»

 

Англичане и кокандский хан

 

Современная история этих мест начинается с конца ХVIII века, когда Россия, распространяя свои политические и экономические интересы в южном направлении, начала закрепляться и в Семиречье. С целью более тщательного изучения края снаряжались, кроме военных и дипломатических, также и научные экспедиции. Составлялись графические карты, собирались гербарии, геологические и зоологические коллекции, составлялись описания путешествий, давались всесторонние характеристики природы неизвестной ранее Европе территории. Академик И. П. Фальк, например, дал первые сведения о полезных ископаемых в Кегене и на Каркаре, добытые в экспедициях 1763-1774 гг. Правда, тот же Фальк после путешествия вдоль Иле-Алатау опубликовал и неверные данные о том, что горы Тянь-Шаня — вулканического происхождения. Это побудило знаменитого немецкого географа и путешественника А. Гумбольдта просить П. П. Семенова лично проверить это утверждение. В 30-е и 40-е годы ХIХ века на юго-востоке Семиречья побывали известный натуралист академик А. И. Шренк (его именем названо немало растений, в том числе — тянь-шаньская ель), знаменитый русский путешественник Г. С. Карелин.
К середине XIX века процесс колонизации Казахстана Россией перешел в стадию завершения. Чтобы закрепить свое влияние, добиться прекращения внутренних междоусобиц, укрепить пограничные районы, противодействовать проникновению в Семиречье англичан, которым активно помогал кокандский хан, замучивший местное население непомерными поборами и набегами, царская администрация решает построить в этом районе крупное военное укрепление. По традиции Россия укрепляла свои дальние рубежи казаками да переселенцами. Так произошло и в Семиречье.
Военный отряд пристава Большой орды М. Д. Перемышльского в июле 1853 г. через старинную переправу Огуз-Уткул на реке Или вышел к Есику (в переводе на русский — дверь). Местность прекрасная — и быть бы южной столице на месте сегодняшнего Есика (Иссыка), если бы не суровая, многоснежная зима 1853/54 г., чуть не погубившая отряд. Местные казахи говорили: русские возят за собой сибирскую зиму! С первыми оттепелями отряд двинулся на запад искать более безопасное место. И весной 1854 г. на западном берегу Малой Алматинки, северо-восточнее древних развалин Алмату, отряд тогда еще майора М. Д. Перемышльского (впоследствии полковника) начал строительство укрепления Заилийского, через год переименованного в Верное.

Комментировать
0
3 апр 10, 15:06 Виктор Долматов 0

«Очерки истории Алматы»

 

Большая стройка

 

Строили крепость военнослужащие, неся одновременно изнурительную военную службу. Строились казармы, крепостной вал, пороховые погреба, склады для оружия и боеприпасов, провиантские магазины, военный так называемый полугоспиталь. Намечались и отводились территории для переселенцев. К осени 1854 года укрепление Верное было обнесено деревянным забором и опоясано глубоким рвом. Появились первые переселенцы, основавшие Большую станицу рядом с военным укреплением. Восточнее крепости возникли Малая станица и Татарская слободка, в которых поселился рабочий люд, ремесленники, татарские купцы. Летом 1855 года в Верное была перенесена резиденция пристава Большой орды.
В 1856 году Верное посетили известные путешественники и одновременно царские чиновники Чокан Валиханов и Петр Семенов (впоследствии Семенов-Тян-Шанский — так его фамилию начертал царь Александр III в 1906 г.). Они изучали край и имели цель исследовать Центральный Тянь-Шань, Иссык-Куль и Джунгарский (Казахский) Алатау. Эти знаменитые экспедиции, описанные затем в работах путешественников, стали достоянием мировой науки.
Ускорялось строительство оборонительных сооружений, поскольку существовала серьезная угроза нападения располагавшихся неподалеку кокандских войск. Наряду с фортификационными работами в Верном шло гражданское строительство. Был заложен Казенный сад (ныне Центральный парк культуры и отдыха). По словам известного этнографа М. Венюкова, побывавшего здесь, «…приветливо смотрели новенькие, чистенькие домики, торговля шла более чем в 20 лавках. Алматы когда-нибудь, и надо полагать, скоро, сделаются немаловажным торговым местом для всей Средней Азии». (В то время и позже слово Алматы ошибочно употреблялось во множественном числе: Алматов, Алматам, Алматами, Алматах).
В 1858 году Чокан Валиханов из Верного ушел в свою знаменитую смертельно опасную кашгарскую экспедицию, а в 1859 году благополучно возвратился опять-таки в Верное.
Большое значение для роста и развития укрепления сыграл разгром кокандских войск под старинным селением Узун-Агач в октябре 1860 года. У кокандцев была 20-тысячная армия с двумя орудиями, у верненцев — 800 солдат с шестью орудиями плюс несколько сот конных казахов во главе с султаном Тезеком Нуралиным. Битва длилась больше восьми часов. В 1905 году в окрестностях Узун-Агача по проекту петербургского зодчего А. И. Гогена был сооружен обелиск в память сражения 21 октября 1860 года. Он сохранился до сегодняшних дней, но долгое время находился в запущенном состоянии  и только в 2007 году отреставрирован .  

Комментировать
0
3 апр 10, 15:00 Виктор Долматов 0

«Очерки истории Алматы»

 

Как сохраняли лес

 

После этой битвы положение Верного упрочилось. Была налажена почтовая связь с сибирским генерал-губернатором через почтовые пикеты на станции Гавриловка (Талдыкорган), Сергиополь (Аягуз) и Семипалатинск (Семей). Были определены координаты первых 17 важнейших географических объектов области, имеющих почтовые пикеты. Укрепление Верное было нанесено на почтовую карту мира как один из узловых почтовых пунктов. В 1862 году было начато строительство телеграфной линии Верное — Пишпек (ныне Бишкек).
В 1858 году в Верном был сформирован воинский отряд, вошедший в состав Сибирского корпуса, который под командованием генерала М. Г. Черняева соединил Сыр-Дарьинскую и Сибирскую укрепленные линии, взяв штурмом города Аулие-Ата (Тараз), Чимкент (Шымкент) и Туркестан. Таким образом была завершена колонизация юга Казахстана и Киргизии. Ушла в небытие угроза захвата этих территорий кокандцами и в конечном счете — англичанами.
11 апреля 1867 года было принято решение о присвоении укреплению Верному статуса города, ставшего одновременно административным центром Семиреченской области Туркестанского генерал-губернаторства. Такое преобразование потребовало усилий для строительства собственно города. Ведь до того времени это был форт, укрепление вместе с Большой и Малой Алматинскими станицами и Татарской слободкой. Павел Матвеевич Зенков, будущий архитектор и строитель Верного, писал осенью 1867 года: «Все здания помещались тогда в станице Большой Алматинской. Военное укрепление и казенные постройки возвышались только в нем, да три казармы стояли в станицах — Малой и Большой. Одна деревянная церковь стояла в станице на четырехугольной площади, окруженной рощей. Небольшой дом инженерной дистанции да деревянный сруб довольно большого дома, назначенного для начальника Алатавского округа, — вот все казенные постройки, какие были тогда в станице».

ПЛАН ВЕРНОГО

Генеральный план укрепления Верное от 15 января 1858 г.
(из энциклопедии «Алма-Ата» издания 1983 г.)


Комментировать
0
3 апр 10, 14:56 Виктор Долматов 0

«Очерки истории Алматы»

 

В конце этого же 1867 года был создан специальный комитет по устройству Верного, которому поручалось составить проект, разработать правила устройства, решить вопрос об отводе земель.
Дома в основном возводились каменные, но вырубка окрестных лесов тем не менее приобрела такие размеры, что первый губернатор Семиреченской области и первый наказной атаман казачьего войска генерал Герасим Алексеевич Колпаковский вынужден был категорически запретить бесконтрольную рубку леса, а затем и строительство деревянных домов.
С целью сохранения леса в ущельях окрестностей Верного были назначены воинские караулы-кордоны. Многие ущелья были названы по фамилиям солдат-караульщиков — Бутаковское, Каменское, Ремизовское.
В городе работали промышленные предприятия — мельницы, пивоваренные и спиртоводочные, кожевенные и лесопильные заводы, мастерские — столярные, кузнечные, слесарные. В 1870 году в городе проживали представители 17 народностей, причем 60 процентов населения составляли русские. Помимо большинства православных казаков службу несли 235 мусульман, 113 буддистов, 26 католиков, 21 лютеранин, еще около 30 были разного рода сектантами.
Купцы, торговцы и промышленники, приписанные к Верному, обязывались в течение трех лет построить дом или фабрику, завод или ремесленное заведение стоимостью для купцов первой гильдии не ниже 3000 рублей, второй гильдии — не ниже 1500 рублей и мещан — не ниже 300 рублей. Иначе они лишались льгот — освобождения предпринимателей в течение 15 лет от всех торгово-промышленных пошлин, налогов и повинностей, поставки рекрутов и несения воинского постоя.
В 1870 году в Верном вышел первый номер областной газеты «Семиреченские областные ведомости». В 1871 году в Малой станице был возведен храм во имя Казанской Божьей Матери, небесной заступницы Семиречья. В городе было построено несколько мечетей, при которых действовали мусульманские школы. А от Большой станицы город потянулся в одну улицу — Соборную. Она благоустраивалась и впоследствии неоднократно переименовывалась — проспект Колпаковского, проспект Ленина, проспект Достык. В 1875 году был возведен «Гостиничный двор», через 100 лет ставший крытым рынком (Зеленый базар). В 1877 году стали функционировать Городская дума и Городская управа.

 

Имена и даты

 

Первым мэром города был избран П. М. Зенков, архитектор, землеустроитель. Его сын — Андрей Павлович Зенков, унаследовал профессию отца и стал инициатором и участником строительства знаменитого Кафедрального собора.
С 1874-го по 1878 год Верный часто посещал И. В. Мушкетов, выдающийся русский геолог, исследователь Средней Азии, Урала, Кавказа, давший геологическое и орографическое описание Средней Азии, схему ее геологического строения и первую геологическую карту Туркестана. В Центральном Тянь-Шане, на северном склоне хребта Сарыджаз, именем Мушкетова назван ледник длиной 20,5 км, шириной до 1,8 км.
В 1874 году всем домовладельцам Верного губернатором Колпаковским было предложено обсадить свои дома со стороны улицы деревьями в два ряда. А уже в 1878 году посетивший Верный известный ботаник А. Э. Регель обратил внимание на обилие зеленых насаждений, отметив старания в этом благородном деле ученых-садоводов Фетисова и Баума.

Комментировать
0
3 апр 10, 14:52 Виктор Долматов 0
<< < назад вперед > >>

Последние комментарии

нет комментариев

Поиск