Прогноз погоды

Сейчас читают

  • Сейчас в сети никого нет

Касымовы и Кенесарины

развернуть

 Находясь в Жетысу и оторванный от районов продовольственного обеспечения, хан по-своему решил проблему снабжения своих аулов хлебом: Кенесары держал в плену «500 кибиток уйсуновцев», отказавшихся повиноваться ему, которые «должны были сеять и убирать для них хлеб». Географическое положение Кенесары было не очень выгодным и поэтому он перешел со своими аулами на правый берег р.Или и соединился с отрядами султана Рустема Абулфеисова. Находясь в Жетысу, Кенесары отправил к кыргызским манапам двухтысячный отряд для сбора зякета с местного населения. Первые же стычки показали решимость кыргызских родов не подчиняться диктату казахского хана. К тому же главные кыргызские манапы, предупрежденные о появлении в регионе крупных вооруженных сил с неясными намерениями, успели сколотить отряды для противодействия. Из двухтысячного отряда «возвратились человек до тысячи нагие и пешие, и объявили о совершенном поражении, и они спаслись бегством».
Достижение первоначальной цели - подчинение себе тянь-шаньских кыргызов, части Старшего жуза, зимовка на р. Чу, затем летовка на Уч-Ал-маты, - становилось все более маловероятным. Его стремление заручиться согласием Цинского Китая на кочевки в его восточных пределах было обусловлено намерением Кенесары избежать кровавых столкновений с кыргызами. Двигаясь вверх по р.Или, он направился с многочисленными аулами в глубь китайской территории, остановившись на Уйган-Тасе, откуда отправил к синьцзянскому правителю посольство в составе султана Ху-дайменды Саржанова, бия Чуктара Бактыбаева и Суйдак-ходжу с просьбою «о дозволении кочевать на его землях», на что последовал отказ. Тогда Кенесары отправил киргизским манапам Жантаю, Ормону письмо следующего содержания: «Цель моего прихода сюда не враждовать и проливать кровь, а соединить киргизов и каракиргизов в одно... и, вообще, освободить от притеснений кокандцев...». Однако ему не удалось осуществить свои мирные намерения; к тому же слухи, распространяемые в кыргызских аулах его противниками о якобы его намерениях «уничтожить род каменных киргизов», а также неуважительное отношение к кыргызским посланникам ужесточили противодействие последних. Главные манапы Жантай Карабеков, Ормон Ниязбеков, согласовывая свои действия с есаулом Нюхаловым, «решились действовать отчаянно - погибнуть самим или его уничтожить».
Тем временем, отряды Кенесары, ввязываясь в мелкие стычки на чужой земле, не добились коренного перелома. К середине апреля 1847 г. кыргызам удалось объединить основные силы. Численное преимущество было явно на стороне противников казахского хана. Решающее сражение произошло между 17 и 25 апреля 1847 г. в глубоком ущелье, недалеко от современного Токмака, где кыргызам удалось заманить казахских сарбазов в ловушку. Гористая местность не позволила хану использовать свое преимущество, трудно было максимально действенно использовать огонь легких пушек, которыми он располагал. Испытанная в многочисленных сражениях конница, удачно действовавшая в степных просторах, также была лишена возможности развернуться. Неравная битва в течение трех суток источила силы казахов; положение усложнилось внезапным отступлением и уходом с поля сражения отрядов султана Рустема и бия Сыпатая. Кенесары и более 30 султанов попали в плен, остальные «раздробились и разбежались во все стороны». В плен к кыргызам попало более тысячи сарбазов, с неслыханной жестокостью преданных смерти. На третий день после плена Кенесары был казнен манапом Калигулом Алибековым, награжденным позднее за это царским правительством серебряной медалью.
«За истребление сего мятежника» главные кыргызские манапы Ормон Ниязбеков, Жантай Карабеков, его брат Калыгул Алибеков, султан Рустем Абулфеизов, бий Сыпатай Мурзагельдин были щедро награждены царским правительством. Через шесть лет после гибели Кенесары при отборе претендентов на должность старшего султана Старшего жуза кандидатура Рустема Абулфеизова была отвергнута «ввиду прежних его неблагонадежных поступков». Череп Кенесары до сих пор храниться в России и, несмотря на усилия некоторых ученных, еще не выдан Казахстану.
Имел две жены, от которых было восемь сыновей; от первой жены Кунимджан: Джапар, Тайшик и Ахмет, от второй жены Жаныл-ханым, взятой вдовой: Омар, Осман, Абубакир, Сыздык (Садык) и Сыгай (Жегей).
Дети Кенесары:
В год гибели отца, 1847 году, Тайшику было только 20 лет, а Сыздыку - 10, Ахмету всего 5 лет, остальные были и того младше. После смерти отца они вернулись в Туркестан, подчинились кокандцам, участвовали на их стороне в борьбе с русскими отрядами, в нападениях на Верный, в сражении у Узун-Агача в 1860 г.
Сыздык позже перешел на службу к бухарцам и хивинцам, воевал с русскими в Средней Азии, а Тайшик и Ахмет перешли на сторону русских. Тайшик погиб в битве с кокандцами в 1863 году, Ахмет с 1867 года служил младшим помощником начальника
Чимкентского уезда, умер в 1888 году. Сыздык позже вернулся на родину, жил в
Чимкентском уезде, у р. Арысь, близ развалин Хан-Коргана, бывшей ставки его прадеда Аблая. 3 мая 1851 года управитель Алтаевской волости Акмолинского окрута Утебай Бабыков обратился к русским властям с заявлением об угоне его лошадей, верблюдов и овец и просил выслать отряд для преследования барымтачей. Почти сразу же (через два часа) после заявления волостного, отряд в составе 25 казаков выступил из Актауского укрепления. Командовал отрядом сотник Рыбин. На подмогу казакам волостным управителем Утебаем и бием Косыбаем Бабыковыми были снаряжены несколько казахов, которые, хорошо ориентируясь на местности, и помогли обнаружить временную стоянкуугонщиков. Между последними и их преследователями завязалась перестрелка.
«Только один из них был отрезан, - говорится в представленном после завершения операции рапорте сотника Рыбина, - оказавшийся главноначальствуюций над шайкою, окруженный со всех сторон и израненный штыками и пиками, схвачен... и сознался волостному управителю Утебаю Бабыкову, что он сын Кенесары Касымова – Джафар. Ему было 19 лет. Он был сослан в Березин. Кокандцы пытались путем переговоров освободить его. По всей видимости он умер в Березине.
Азимхан Кенисарин (?-1937) Сын Ахмеда, сына Кенесары (См. Средний жуз). Отец Азимхана Ахмед-Султан Кенесарин работал переводчиком при местном уездном начальнике. По окончании службы ему была назначена пенсия в 750 рублей. Сам Азимхан работал в Шымкенте гидротехником. В 1937 году он был репрессирован как внук хана и сын служителя уездного начальника и расстрелян.



0
0

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии

Последние комментарии

нет комментариев

Поиск